Дональд Трамп:— Россия располагает более мощным ядерным потенциалом, чем США

Непризнанность и неопределённое будущее ЛДНР мешают жить, строить, развивать бизнес 20 января 2016 06:53

Одна из наиболее острых социальных проблем в ДНР и ЛНР — это низкий уровень зарплат при одновременно высоких ценах на товары. Актуальным остается и вопрос с восстановлением разрушенного войной жилья, которое идет медленными темпами. Кроме того, не находят решения и более сложные вопросы, такие как поиск рынков сбыта для предприятий Донбасса и легализации их продукции. Об этом EADailyрассказали сами жители ЛДНР, представители гуманитарных миссий и эксперты.

По словам художника, публициста и блогера из Донецка Евгении Мартыновой, одна из наиболее актуальных и значимых социальных проблем связана с разрывом между размером заработных плат и пенсий с ценами, которыe уже достигли уровня московских. Но самое главное, на ее взгляд, это неопределенный статус народных республик и отсутствие внятного прогноза на будущее: «Это мешает жить, развивать бизнес, строить и прочее. Очень неприятный вопрос — как освободить оставшуюся часть ЛДНР. От ответа уходят все, а для людей это очень важно. Мы в данный момент не видим света в конце тоннеля — и никто не может сказать ничего внятного, даже неофициально. Освобождение территорий и наша легитимность — это два момента, от которых уже отталкивается все остальное. Конечно, никакой Украины здесь видеть не хотят — и по-прежнему ориентируются на Россию. К слову, обстрелы не прекращаются, люди по-прежнему гибнут…», — сказала она.

Председатель общественного движения «Удобный Донецк» Александр Болотин также обратил внимание на маленькие зарплаты и социальные выплаты и рассказал, что в ДНР сложно найти хорошо оплачиваемую работу. В придачу ко всему, по его словам, сейчас обсуждается возможность повышения стоимости проезда в городском транспорте. «В ЛНР он повысился. Разница в три раза в сравнении с ДНР», — отметил Александр Болотин.

Старший лейтенант Вооружённых сил ДНР Александр «Варяг» Матюшин назвал три ключевых гуманитарных проблемы. Среди них он выделил низкий уровень зарплат и социальных выплат при одновременно высоком уровне цен. Тяжелая социальная ситуация усугубляется еще и дорогой медициной, и нерешенным остается вопрос разрушенного войной жилья.

«Одна из главных гуманитарных проблем — это жилье. Остается множество разрушенных домов, люди вынуждены покидать их, жить на съемных квартирах. Районы, которые были освобождены в результате боевых действий прошлой зимой (район Дебальцевского котла), восстанавливаются очень медленно. Большинство жителей вынуждены покидать насиженные места и перебираться туда, куда война не добралась. В „серой зоне“ населенные пункты продолжают подвергаться обстрелам и новым разрушениям», — сообщил он.

Александр Матюшин также отметил, что проблемы дефицита продуктов, одежды, бытовой химии и прочего не наблюдается, но все это оказывается недоступным для покупателей. «Все есть, но взять это невозможно. Мы скатываемся в тот уровень, который был в России и на всем постсоветском пространстве в начале 90-х, когда прилавки были забиты всем, но купить это было нельзя», — рассказал он. Кроме того, по словам Варяга, декларируемая как бесплатная медицина на деле оказывается довольно дорогой, а низкий уровень зарплат и пенсий не позволяет в полной мере пользоваться медицинскими услугами.

Волонтер Евгений Крылов, занимающийся гуманитарной помощью в зоне боевых действий, уверен, что на данный момент социальные проблемы жителей республик Донбасса обусловлены неопределенностью их политического статуса. «Продолжающиеся боевые действия разрезали Донбасс линией фронта. Разумеется, в прифронтовой полосе не могут нормально функционировать крупные предприятия, на которых до войны работали десятки тысяч человек, а значит, им приходится искать хоть какие-то источники заработка», — сказал он.

Налаживание системы выплаты социальных пособий, по его словам, это «большой шаг вперед, но успокаиваться на этом нельзя». «На сегодняшний день доход большинства семей в Донецкой и Луганской республиках не превышает 5−6 тысяч рублей, а средние цены в магазинах и на рынках примерно соответствуют ценам на территории Российской Федерации. Снижение численности платежеспособного населения неизбежно ведет к схлопыванию сферы услуг, что снижает общий уровень развития региона», — констатировал он.

Кроме того, как отметил волонтер, в течение последних месяцев существенно обострилась транспортная ситуация. «Общественный транспорт исчерпал резерв запчастей, а повышение цен на топливо сделало его окончательно нерентабельным. В этих условиях правительство ЛНР было вынуждено пойти на директивное повышение транспортных тарифов, что было очень негативно воспринято большинством населения», — сообщил Крылов.

Для того чтобы понять, какие зарплаты получают жители народных республик, можно просто взглянуть на информацию о вакансиях, поданных в центры занятости Донецкои? Народнои? Республики. По состоянию на 11 января 2016 воспитатель с высшим образованием в Донецке может рассчитывать на зарплату в районе 3000 российских рублей. Врачу «скорой» предлагают зарплату 3500 рублей, а хирургу в Горловке — около 4 000. Хотя, конечно, встречаются и «высокооплачиваемые» вакансии. Так, водители трамвая и троллейбуса могут рассчитывать на зарплату в 10 000, а горный мастер — 8 000. И иногда можно наткнуться на вакансии более 10 000, судя по требуемым профессиям, в коммерческом секторе (различного рода управленцы и экономисты).

На трудности, испытываемые промышленным сектором, в первую очередь обратил внимание сопредседатель Народного Фронта «Новороссия» Владимир Рогов. Он сообщил, что 9/10 промышленных предприятий сейчас не работает и, соответственно, не обеспечивает регион рабочими местами. Но и здесь непризнанный статус народных республик лежит в основе проблем со сбытом произведенного.

«Самообеспечение молодых республик пока что дело будущего. И этому есть несколько причин. Первая — легализация продукции. ЛДНР непризнанные, и вести экономическую деятельность им тяжело. Решить проблему можно было бы через использование промежуточных предприятий в признанной Россией Южной Осетии, которая, в свою очередь, признала ЛДНР. А пока что регион, привыкший кормить не только себя, но и быть одним из главных доноров консолидированного бюджета Украины в былые годы, находится в ситуации получателя помощи, и живет от белых КАМАЗов к белым КАМАЗам», — сказал Рогов.

Свою негативную роль играет и экономическая блокада ЛДНР с территории Украины, которая, по словам Владимира Рогова, отразилась на уровне цен. Он пояснил, что при доставке товаров из России происходит их удорожание, поскольку их везут в зону боевых действий, закладывая в цену существующие риски.

«Потеря гарантированных источников дохода от промышленности и всего экономического комплекса приводит к снижению уровня социальных выплат. В силу дороговизны многих товаров это бьет по карману. С другой стороны, предпринимаются шаги с целью решить проблемы, но эти шаги кажутся все равно неполными, потому что для того, чтобы запустить систему, властям молодых республик необходимо выстроить парадигму социально-экономического развития. А пока нет целеполагания, все действия сводятся к решению срочных, животрепещущих и актуальных, но локальных проблем. Нельзя решать проблему частично, не решая в комплексе», — уверен Рогов.

Подводя итог, можно заметить, что небольшие заработки людей при высоких ценах — это видимая проблема, причины которой оказываются более глубокими. Это и невозможность планирования в условиях неопределенности и, как следствие, нацеленность властей ЛДНР на решение отдельных проблемных вопросов — стратегия выживания, а не развития. И неясная ситуация с промышленностью региона, которая могла бы обеспечить жителей рабочими местами, а республикам дать стимул для экономического подъема. Но и здесь непризнанный характер ЛДНР оказывается трудноразрешимым препятствием. Да и затруднительно говорить о возможности полного восстановления экономики и промышленности в условиях, когда война, в общем-то и не прекращавшаяся, может разгореться с новой силой.

Кристина Мельникова, Евразия Дейли

Поделиться    

фотогалереи